e_mir: (Default)
Дочитал я "Синдром Петрушки" Рубиной. И все никак не понимаю - нравится ли мне прочитанное или нет. С одной стороны - вроде все причины для того чтобы нравилось - очень яркие визуальные сцены, как я люблю, сложные персонажи, магический реализм, и при этом без всякого макабра (ну почти).

Но что-то в этой книге все-таки оставляет ощущение некоторой обманутости, натянутости, искусственности. Может быть так и должно быть - в конце-то концов описывается мир театра, где все это в порядке вещей и как бы вообще чуть ли не основные ингредиенты происходящего на и за сценой.

Читать было интересно, да. Перечитывать - наверное не буду. И кстати, вот еще одна ремарка в сторону, как в театре. Я это еще в "Синдикате" у Рубиной заметил, там это было, правда, много ярче и неприятней выпучено - одна из центральных вещей, вокруг которых крутиться повествование - тема денег, в "Петрушке", если быть точнее - тема безденежья. Здесь, похоже, литературных героев оттесняет в сторону сама автор, что, в принципе - достаточно объяснимо. Писателей многое роднит с театральными артистами - необходимость постоянно быть в центре внимания, боязнь о том чтоб не забыли, не потерялся бестселлерный ореол, манящий издателей высокими тиражами. И недаром, ой недаром главный герой - абсолютный и непререкаемый гений кукольного мастерства, который в конце таки получает долгожданную финансовую независимость (уж простите меня за этот мелкий спойлер).

e_mir: (Dumbo)
Внезапно подумал что возможно первая часть гиперионовского цикла, на мой взгляд - самая сильная в литературно-эмоциональном плане, так сильно цепляет из-за того что она написана без налета постмодернизма.

Само построение романа - одна из самых старинных литературных схем - "роман в историях", тут и "Декамерон" и "Кентерберийские рассказы", каждый из основных персонажей - архетип, что опять же роднит с этими художественными произведениями. Смотрите сами, кто рассказывает истории - Священник, Солдат, Поэт, Ученый/Философ, Авантюристка/Детектив, Политик/Предатель.

Никаких неожиданностей - все они именно те, кем они кажутся, более того - каждый из них образец соответствия выбранному пути. Солдат - это хороший солдат, война - его предназначение, а контролируемое насилие - то, что получается у него органичней всего. Поэт - 100% пример богемной жизни, тем не менее - фанатично, почти религиозно преданный Слову, рифме, сюжету. Ученый - занимается именно тем, что должен делать человек науки, даже в жуткой ситуации беспростветного отчаяния - спорит с Всевышним, стремиться понять и решить проблему. 

Может быть в современных произведениях, где для каждого персонажа предлагается двойное и тройное дно - не хватает именно такой вот старомодной чистоты?
e_mir: (Default)
У Пелевина есть необычайно вкусный рассказик под вышеупомянутым названием. Пришло в голову, что огромная масса людей поклоняется не событиям, личностям, даже не идеям, а мардонгам, мертвым подобиям некогда живых предметов и понятий. Впрочем, сейчас модно примерно в том же смысле применять слово "симулякр", но оно изначально гораздо менее хорошо звучит.

Так вот, борьба за мир ныне - это чистейший мардонг. То есть сам мир и в человеках благоволение - это хорошо. Это я люблю и уважаю, но почему же стремлению к МИРУ воспринимается как желание лизать пятки тому, кто мира не хочет, умоляя его повременить немного с началом убийств и разрушений.
e_mir: (Default)
Перечитал "ХВВ" после, пожалуй, 15-тилетнего перерыва. И впечатление неожиданно сильное - если ТОГДА это был странноватый политический памфлет, направленный в никуда, то сейчас - весьма острый и точный взгляд на наше общество. Нет, разумеется, у нас нет Дрожки, и пищу мы пока не научились синтезировать. Гораздо важнее те маленькие и хорошо схваченные детали общества потребителей, которые не были так заметны в прошлом.

"Двое молоденьких девчушек щебетали сущую ерунду, выбирая и примеряя блузки. "Фонит", - пищала одна. Другая прикладывая блузку так и этак, отвечала: "Чушики, чушики, и совсем не фонит". - "Возле шеи фонит". - "Чушики!" - "И крестик не переливается..." Шофер фургона, тощий человек в комбинезоне и в черных очках с мощной оправой, сидел на поребрике, прислонившись спиной к рекламной тумбе. Глаз его видно не было, но, судя по вялому рту и потному носу, он спал. Я подошел к прилавку. Девушки замолчали и уставились на меня, приоткрыв рты. Им было лет по шестнадцати, глаза у них были как у котят - синенькие и пустенькие.
- Чушики, - твердо сказал я. - Не фонит и переливается."

Прочитайте. Вспомните.
e_mir: (Default)
Какую все же нужно иметь отвагу, чтобы во время всеобщей борьбы с религией написать ТАКУЮ книгу. И не меньшее мужество нужно иметь, чтобы писать о самом сокровенном и табуированном сюжете европейской культуры. Православная церковь же, крайне негативно относящаяся к неканоническим взглядам на священную историю, тоже была весьма агрессивно настроена против этой книги. Так что "Мастер и Маргарита" - книга, попавшая между молотом атеизма и наковальней религии.

Profile

e_mir: (Default)
e_mir

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 05:32 am
Powered by Dreamwidth Studios